Светлана Бэнкс: жизнь вне формата

В жизни бывают такие истории, рядом с которыми
бразильское «мыло», со всеми его «любовями», разлуками, подкинутыми
детьми и внезапно свалившимся на голову наследством, кажется не
интереснее учебника по арифметике.

Пару месяцев назад американец Шайло, «упрямый техасский парень», как
он в шутку себя величает, переехал в поселок Чисть под Молодечно, где
нет ни бейсбольных полей, ни «МакДональдса», а в большинстве магазинов
все товары, словно музейные экспонаты, спрятаны за стекло – так что
приходится тыкать в них пальцем, объясняя продавцу, что тебе нужно.
Шайло сменил место жительства из-за любимой девушки, а ныне его жены
Светланы Бэнкс, с которой он познакомился по интернету. Причем
американца нисколько не смутил тот факт, что к молодой жене прилагалось
приданое в виде «личного автотранспорта» – инвалидной коляски…

«В детстве свою болезнь воспринимаешь так же естественно, как то, что у тебя светлые волосы и голубые глаза»

У
Светы отличная память на детали. И даже детские воспоминания, которые
имеют обыкновение сливаться в один большой ком, она легко раскладывает
на сотни отдельных моментов. Светлана до сих пор отчетливо помнит, как в
детстве, играя с подругами в куклы, охотно уступала им роль принцессы,
потому что сама любила быть этакой кормящей матерью, которая хлопочет по
дому и воспитывает детей. Как в четыре года написала первое в своей
жизни письмо, адресовав его крестной: «Дорогая мама Рая! Я живу хорошо,
пою песни». Как слегка завидовала ровесникам, которые расхаживали с
разбитыми и перемазанными зеленкой коленками: сама она не то что не
бегала – даже ходила с трудом.

«На самом деле ты принимаешь себя таким, каким родился, – рассуждает
Светлана. – Моя болезнь – миопатия – казалась мне такой же естественной,
как то, что у меня светлые волосы и голубые глаза. «Ломать» начинает
окружение – эти сочувственные взгляды, бесцеремонные расспросы и
произносимое за моей спиной слово «инвалид», которое раньше
ассоциировалось у меня исключительно с войной, ранами и увечьями, а
теперь вдруг, как выяснилось, относится ко мне самой…»

В отличие от многих ребят, ограниченных в передвижениях, которые
коротают дни, глядя в телевизор и витая в собственных грезах, Светлана
никогда не делала себе поблажек: она окончила международные курсы по
журналистике, нашла высокооплачиваемую удаленную работу (и не одну), с
нуля выучила немецкий и подтянула до приличного уровня школьный
английский. А еще она, чуть-чуть недотянув до красного диплома, окончила
Московский государственный университет печати, став первой
дистанционной студенткой факультета издательского дела и журналистики.
Интересно, что на защиту диплома и на «госы» к ней в Беларусь специально
приезжала московская преподавательница, которая вместе с ней выходила
на видеосвязь с комиссией. «Вот так я закончила вуз, ни разу в нем не
побывав», – улыбается Светлана.

«В детстве я мечтала о муже, который бы умел разделывать курицу и чистить унитаз»

В младшие школьные годы, когда Светина семья еще жила в Тольятти, откуда
они десять лет назад перебрались в Беларусь, поближе к старшей дочери,
девочка любила порассуждать вслух о своей будущей семейной жизни – о
том, какого цвета обои она выберет для кухни и спальни, как назовет
своих детей и каким должен быть ее будущий супруг. Что же касается мужа,
то для него она определила три главных, с ее точки зрения, качества –
чтобы он умел разделывать рыбу, курицу и чистить унитаз. Даже повзрослев
и поняв, что скрывается за словами из ее медицинской карточки, в
глубине души Светлана не отказывалась от своих смелых детских заявлений.
Тем более что дефицита внимания от противоположного пола у нее, девушки
с аристократически белой, словно фарфоровой, кожей, вьющимися
светло-русыми волосами и огромными голубыми глазищами, не было никогда.
Ей доводилось слышать немало комплиментов, а незнакомые парни, которые
встречались ей на улицах солнечного Тольятти, не раз дарили ей цветы
или, если их под рукой не оказывалось, хотя бы бутылку лимонада.

Вселяло надежду еще и то, что жизнь будто специально знакомила ее с
семейными парами, где один супруг – колясочник, а другой – абсолютно
здоровый. Вдохновившись общением с ними, Светлана написала книгу «Сила
любви, или Нисхождение в рай», которая объединила под своей обложкой
шесть удивительных по красоте любовных историй. Это и откровения
россиянки Ксении Богомоловой, а ныне парижанки мадам Юррюти, которую
позвал в жены и забрал к себе на родину ее французский друг по
переписке, мудро рассудив, что в жене главное ум и душа, а не ее
способности в стирке и глажке – иначе зачем нужны стиральные машины и
одежда из немнущихся тканей. И рассказ о казанском пареньке Жене,
который благодаря некогда популярному журналу «Пионер» познакомился с
юной петербурженкой Наташей, болеющей детским церебральным параличом, и
через несколько лет бурной переписки, выдержав сотни баталий с
родителями, сделал девушке предложение…

Двести экземпляров книги, которые девушка издала за свой счет, разошлись
как горячие пирожки. Обидно, что, несмотря на отличный стиль и
уникальную тему, которая могла бы подарить надежду на счастье тысячам
людей, ни одно издательство ей не заинтересовалось – потому что
«неформат». Этому слову Света не обижается, она к нему привыкла – ведь
ее личную историю тоже иначе чем «неформатной» не назовешь.

 

Светлана Бэнкс: жизнь вне формата

«Шайло искал в интернете новые шины – а нашел жену»

Все началось с того, что, решив подтянуть свой английский, девушка
зарегистрировалась на международном сайте знакомств. Не желая ничего
приукрашивать, она разместила свою фотографию в полный рост и приписала:
«Хотела бы встретить верующего мужчину, которого бы не испугала моя
коляска». У Шайло окошко со Светиной анкетой «всплыло» в тот момент,
когда он выбирал себе шины – вот так, желая найти «обувку» для машины,
он неожиданно обрел жену. «Знакомые часто спрашивают меня о нашей первой
встрече, мол, не боялась ли я, не нервничала ли, – рассказывает
Светлана. – На самом деле я была абсолютно спокойна: это все равно как
встретиться с родным человеком, которого ты почему-то просто давно не
видел».

Через полгода после первого визита американец снова приехал в Беларусь –
на этот раз навсегда. «Мы очень хотели обвенчаться, – рассказывает
Света, – и, чтобы нам разрешили это сделать, я даже написала письмо в
патриархию. Буквально через пару дней мне пришел ответ от личного
секретаря Митрополита Филарета, игумена Антония, который сказал, что
Владыка не только благословил наш брак, но и поручил ему провести
церемонию».

Светлана Бэнкс: жизнь вне формата

 

Сегодня семейная жизнь молодой четы идет своим чередом. Света пишет
новости для интернет-сайтов, Шайло дистанционно преподает английский в
одном из питерских вузов. А еще он много возит жену по стране и готовит
ей традиционные американские завтраки – яичные лепешки с морковкой и
луком, запеченную кусочками тыкву. «У нас разделение семейных
обязанностей, – смеется Света. – Муж готовит – я кушаю…»

Мы неслучайно рассказали вам эту историю накануне Международного дня
инвалидов, который традиционно отмечается 3 декабря. Потому что любовь и
семейное тепло если не лечат, то хотя бы делают не такой тяжелой и
обременительной любую из болезней.

Виктория КРУПЕНЬКОВА, «ЗН», фото из личного архива Светланы Бэнкс

 

Добавить комментарий