“Мир по дороге очень интересный”: белорусский фотограф и его жизнь за красными флажками

С Максимом Вейзе я познакомилась
случайно. Искала как-то фотографии Карпат для вдохновения, наткнулась на
его работы, с удивлением обнаружила, что автор – белорус, нашла в
соцсети, стала следить за обновлениями. А потом в один прекрасный день
читаю в его статусе: “Есть одно место в машине на фототур в Карпаты
через неделю – кто?”

Фото: Ольга Какшинская

Господи,
ну конечно же, я! И неважно, что мы никогда не виделись вживую ни с
Максом, ни с остальными попутчиками-мужчинами, а провести вместе в одной
железной коробке нам предстояло пять дней. Как показывает практика, за
внешним безумием моих решений всегда стоит метод, и эта поездка как
никакая другая открыла мне всю красоту замысла без долгих раздумий
рвануть на Украину снимать закаты, кофейно-шоколадных гуцульских коров с колокольчиками на шее и вечерние туманы, не зная никого и ни о чем не загадывая.

Фото: Ольга Какшинская

Помню,
еще поняв по снимкам Макса в профиле, что тот передвигается на
инвалидной коляске (которую сам в шутку называет велосипедом), но
путешествует при этом больше иных здоровых “на ходу”, подумала: ого, вот это воля к жизни. Давай, девочка, бери пример и отрывай уже попу от стула. На тот момент с последней поездки в пещеры прошел месяц, до летних байдарок было еще далеко, и душа томилась в ожидании новых приключений.

Собственно, расчет оказался верен – поездка запомнилась. И то, как мы пробили колесо на глухой, заброшенной военной дороге на
Боржаву, зажатые между рекой и горами, и как практически на руках
вытаскивали машину с сидящим за рулем Максом, медленно, но верную
скользящую вниз с почти отвесного склона, чье падение тормозили разве
что заросли кустов и мелкие елочки…

Фото: Ольга Какшинская

Но
больше всего в моей памяти отложились не ночные переезды по
отвратительным украинским дорогам, способным вытрясти из твоей головы не
только дурь, но и мозг; и не тот факт, что мои попутчики оказались
фанатами хэви-метал; и даже не тесное “гнездо” между спальником,
передним сиденьем и кофрами с техникой и объективами. Больше всего – с
тех пор и навсегда – я запомнила Макса.

То, как он говорил: “Айда
на тот пупырик!” – и вот мы уже продираемся на нашем “субарике” на гору
через буераки в поисках лучшего вида. Его не страшили ни размытая
колея, ни ухабистый серпантин, ни высокая трава, из-за которой не видно
ям и коряг. Прекрасно помню момент, когда мы остановились у подножья
очень крутого холма, размытого дождями, но с которого открывалась
чудесная вечерняя панорама. И как мы, пассажиры, хором затянули: ой нет,
ты туда точно не заедешь, сядешь дном. И как Макс тогда довольно жестко
сказал: “Выйдите из машины”.

И заехал.

И сделал прекрасные кадры.

С
тех пор я держала все свои сомнения при себе и приняла решение
обязательно рассказать по возвращении о Максе другим людям – для примера
и вдохновения. Так через несколько месяцев мы встретились на
интервью…

Итак, слово Максиму Вейзе – пейзажному фотографу и удивительному человеку.

***

Про думающих людей

“Я
– технарь по образованию, и сейчас у меня небольшой бизнес – кручу
новые и чиню сломавшиеся компьютеры. А вообще в большинстве своем
современные пейзажные фотографы – это не люди, окончившие “академии
мастацтвау”, а в основном программисты, инженеры, “технари”, когда-то
выбравшие фотографию в качестве хобби. Вот любил человек рыбачить,
ходить в турпоходы и ездить на шашлык, а потом вдруг понял, что едет
жарить на природу не две остановки на электричке на Минское море, а
лезет на приятную горочку, находит уютное место на реке, чтобы еще и
видом полюбоваться. И фотоаппарат берет, чтобы не только себя, но и
природу поснимать.

Морозное утро на Вилии

В думающем человеке всегда есть творческое начало, побуждающее его расти. Ведь
любая работа, даже самая любимая, содержит в себе рутину – и порой
жизнь превращается в спокойную реку, по которой ты плывешь. Хочешь
больше денег – ну, греби чуть быстрее, но глобально все равно ничего не
изменится. Поэтому жаль, когда, кроме работы и дома, больше ничего нет.
Да даже если работа и хобби совпадают, то все равно нужна перезарядка. И
это возможно и несложно: у меня есть два прекрасных друга, у каждого –
по трое детей. Так вот, они всем семейством все время куда-то ездят,
лезут в горы, ведут активный образ жизни.

Про связь с иными мирами на фоне артишока и рассвета в Кацивели

О пути в фотографию

Появляется
у тебя первая цифромыльница. Снимаешь-снимаешь, и что-то вроде даже
получается. Задаешься вопросом, как сделать лучше. Знакомишься с
“Фотошопом”. Потом узнаешь о существовании фотосайтов – начинаешь
постить работы туда. Там,
конечно, от них все в ужасе, и ты узнаешь много нового о себе и своем
таланте. Берешься за учебу – и постепенно, с практикой, все приходит.
Что-то читаешь, у кого-то спрашиваешь, какие-то занятия посещаешь…

Я
пейзажной фотографии в общем-то ни у кого и не учился, а вот по
портрету годовой курс у Егора Войнова прошел. Сейчас сам лекции-занятия
по пейзажной съемке провожу.

Вечером на Меганоме с привидением фотографа

О профессионализме

На
первую зеркалку я решился лет шесть назад. Собственно, для многих это и
становится тем рубежом, когда ты начинаешь относиться к фотографии с
умом. Ведь – неслыханное дело – вместо ремонта в доме, покупки
телевизора, откладывания денег на новую машину, ты вкладываешь деньги в
непонятно что.

Карпатский летний вечер

Потом
приходит черед первой выставки. Моя прошла в одном из старейших
фотоклубов “Минск”, которому уже больше 50 лет. А вообще молодых
фотографов, еще не “перебесившихся”, выдает стремление сделать картинку
более яркой, цветастой, броской. Потом успокаиваешься. Но вот этот этап –
практически неизбежен. При этом в фотографии что хорошо – сколько бы ты
ею ни занимался, достичь предела в совершенствовании невозможно. Чего
бы ни достиг – есть всегда место для шага вперед.

Вечерний Каменец

О путешествиях

Бегемотный отдых по схеме “полежал – поел – слазил в воду” – это не мое. У меня шило в одном месте, мне все время куда-то надо. Так, когда-то
очень хотел увидеть весенний Крым – свежим, зеленым, с бескрайними
полями цветущих маков. Ну что ж: захотел – съездил. Понравилось. А потом
это стало чем-то таким же необходимым и важным, как дышать.

Перед
поездками никогда не строю жестких планов. Есть какая-то генеральная
линия – приехать в точку А, посетить Б, а дальше – куда кривая выведет.

Однажды
нужно мне было поехать в Страсбург на общественную конференцию.
Принимающая сторона предлагала лететь самолетом, оплатить билеты. Но что
бы я увидел из иллюминатора и по дороге в аэропорт? А так мы двинулись
своим ходом и заехали и на юг Польши, и в Чехию, и в Австрию.

Wolfgangsee in the morning

Ночевали на Баденском озере, любовались Альпами… Крюк сделали большой, но зато получилась незабываемая поездка.

Еще
очень хочется съездить в Румынию, Словакию, Чехию. В Норвегию караул
как хочется! Понимаю, что объять необъятное невозможно, но цели ставить
нужно.

В карпатском селе

Путешествие – это не телепортация зомби за рулем. Мир по дороге очень интересный, везде есть что посмотреть, зачем
остановиться. И это не экскурсионное “посмотрите направо, посмотрите
налево и бегом дальше”. Ведь столько есть потрясающих нетуристических
мест, куда не водят экскурсии, но которые навсегда останутся
незабываемыми для твоей души.

Максим Вейзе

Фотография в целом накладывает отпечаток на то, как ты живешь, действуешь и понимаешь мир. Я вот понял, что “нормальная” жизнь у меня началась тогда, когда я стал
жить по своим правилам, а не кем-то – непонятно как и зачем –
установленным. И случилось это где-то после тридцати лет.

Утро августа

Вот
видишь ты красный запретный флажок. Сначала думаешь: ну как же за него
зайти, он же не зря здесь висит – видимо, нельзя. Но потом, когда ты
один, второй, третий красный флажок перепрыгнул, нарушать привычные
рамки становится веселее и легче. Да и на самом деле флажков-то этих
нет: часто у людей есть боязнь отойти на шаг в сторону от
среднеарифметического, страх пойти не туда и не так, как идут остальные.

Белеет парус на Днестре

Помню,
когда только начинал ездить в фототуры, еду по трассе и думаю: ну куда
тебя прет, старый ты пень, инвалид, на ночь глядя, с одним водителем –
тобой – на всю машину? Тяжеловато бывает в поездках физически, но оно
очень того стоит.

В одну из поездок в Крым я снял по дороге
панораму Южного Буга, которая до сих пор одна из моих любимых и висит
над рабочим столом.

фото

Кликните, чтобы увидеть фото в полный размер

 

В
ней нет ничего необычного, но именно эта фотография подвигла меня на
переосмысление того, что такое путешествие. Просто приехать в Крым на
съемку уже неинтересно, интересно посмотреть, а не пролететь мимо
интересные места по дороге. Было дело как-то больше недели до Крыма
добирались, зато очень познавательно.

Встречая ноябрьское утро

О лучшем: людях, и о лучшем – в них же

Я пейзажный фотограф, но все равно в каждой поездке самое важное – это люди. Большинство
из нас вспоминают студенческие годы как одни из лучших в жизни. В
студенчестве на порядок больше общения, совместных мероприятий.
Путешествие – прекрасная возможность провести вместе одной компанией
несколько дней или недель, и не просто провести, а что-то совершить,
узнать, почувствовать. Это совершенно другие ощущения, отличные от
просто вечера за одним столом.

Перед
каждой поездкой я тщательно готовлю машину. Но однажды автослесарь меня
подвел, и в сорока километрах от Коктебеля у меня на скорости 100 км в
час вырвало шаровую, колесо. Благо, удалось остановиться безаварийно.
Машина была обездвижена. Впереди были майские праздники, и вся поездка с
колом стоящей машиной грозила накрыться медным тазом.

И вот
какие-то местные крымские татары, причем полупьяные (был канун майских
праздников), буквально по шарику собрали мне разлетевшиеся по дороге
детали в пакетик, и при помощи гаечного ключа, камней и палок сумели
поставить машину на ход и проводили меня на СТО, причем не взяли за это
ни копейки денег. Ребята начали мне помогать быстрее, чем я успел
выбраться из машины. А в мастерской мне ее сумели так подлатать, что я
не только закончил путешествие, но и продал машину с этими же вполне
исправными деталями.

Да и после таких приключений, когда люди с
тобой трудности преодолевают, понимаешь, что просто знакомые становятся
друзьями, на которых можно положиться в жизни.

Про облака над морем и Алушту

Или
вот в 2011 году мы тоже поехали длинной дорогой в Крым и в один из дней
оказались напротив Хотинской крепости. Чтобы увидеть крепость
по-новому, я решил забраться на другой берег Днестра. А там, с другой
стороны, обычная деревня, никаких смотровых площадок. И вот мы
ездили-ездили, искали, где приткнуться, и поняли, что куда ни сунься,
придется снимать разве что с чьего-то двора. А там куры, гуси, коты,
собаки, свиньи. И мы, шаленые белорусы, на машине.

Вид на Хотинскую крепость

Так
вот, нам не только разрешили заехать в один из дворов и поелозить по
нему на “субарике” в поисках лучшего ракурса, но еще на прощание и два
арбуза подарили! “Да пожалуйста, хлопцы, снимайте. Только кур не
подавите!” Вот что впечатляет – люди!

В деревнях люди невероятно душевные и доброжелательные.

“Фотография учит смотреть на мир… без камеры”

Как
бы банально это ни звучало, фотография учит смотреть на мир широко
открытыми глазами. Выпадать из режима автопилота и по-настоящему
замечать смену сезонов, а не просто со вздохом переодеваться в одежки
потеплее. Именно поэтому со мной ездят не только фотографы, но и люди,
просто желающие посмотреть на мир.

Пасмурный сентябрь на Пойсдорфщине

Еще
фотография учит смотреть на мир без камеры, и в этом вся прелесть. Вот
ты задаешься целью сделать интересную фотографию какого-то места. И для
этого тебе надо там оказаться в уникальное время, например, рано-рано
утром или поздно вечером. Я, например, безумно полюбил встречать
рассветы – это время невероятных красок и туманов. Не раз ловил себя на
том, что, сделав пару кадров, откладывал камеру и просто сидел и
наслаждался видом, моментом, по-настоящему радуясь жизни.

И это крайне важно: посидеть и понять, почему тебе здесь хорошо. Это многое тебе объяснит о себе самом и поможет сделать по-настоящему глубокие кадры.

О ценности

Иногда задаюсь вопросом, зачем мне все это.

Ответов,
конечно, много, и один из них – в том, что в процессе обработки я живу
моментом, когда была снята фотография. Мне очень важна эмоциональная
составляющая последней. Нравится вспоминать свои ощущения, воздух,
пространство, ветер, аромат трав, настроение, друзей, музыку внутри
себя…

Гроза идет на Пилипец

И
лучший результат часто получается, когда в “Фотошопе” начинаешь
оперировать в первую очередь не числами или кривыми в лаб-пространстве, а
своими переживаниями.

Фотография, конечно, процесс интимный.
Какой бы компанией ты ни приезжал, все равно все кадры ты делаешь,
оставаясь один на один сам с собой и природой. Но при этом друзья для
меня всегда очень много значили и значат. С кем-то по воле обстоятельств
получается пересекаться больше, с кем-то меньше. С кем-то, возможно,
судьба свела лишь однажды. Открываешь “кривые” в “Фотошопе” – а
вспоминаешь компанию, радость от общения и то, как несколько дней
действительно жил в свое удовольствие. Смотришь на снимок – и будто
переживаешь все заново.

Про стожки и туман

И ведь кто-то другой, глядя на сделанное тобой фото, тоже вспомнит что-то хорошее о себе и своей жизни.

И вот в этом – сила”.

 Ольга Какшинская / Фото:

 

Добавить комментарий