Три жизни и одна любовь Олега Прохорова

О любви
столько сказано и написано, что, казалось бы, нет в мире больше историй,
способных удивить. Так думала и я до знакомства с Прохоровыми.

Узнав, что после аварии Олег не сможет ходить, Ольга
бросила здорового, благополучного мужа и с двумя детьми ушла к инвалиду.
Кроме любви, этому нет никакого объяснения.

Не сестра, не жена, никто

С Олегом Прохоровым Оля познакомилась еще в советские времена в
гарнизоне под Ашхабадом, куда направили ее супруга, специалиста по
физике атмосферы. Сама она работала в гарнизонной библиотеке, устраивала
театральные представления, вела для офицерских жен занятия ритмической
гимнастикой. С Олегом у нас возникла большая обоюдная симпатия, – вспоминает
Ольга. – Он очаровывал с первой минуты – летчик-истребитель все-таки.
Знаете, такой – ух, гусар!

 
 

Романа в общепринятом понимании у них не было, просто обоюдная
увлеченность – он участвовал во всех ее мероприятиях, частенько
заглядывал в библиотеку. Оля была женой сослуживца, к тому же в семье
росли двое сыновей – одному четырнадцать лет, другому девять. А Олег –
холостой красавец, на несколько лет моложе. В общем, не пара.

Кто знает, как сложилась бы их жизнь, если бы не трагическая
случайность. Прохоров с другом спешили на учение, на крутом горном
повороте их мотоцикл сорвался в обрыв. Олега с переломом позвоночника и
многочисленными травмами увезли в госпиталь. Почти сразу же туда
приехала Ольга – не сестра, не жена, никто. Ей сказали, что ни летать,
ни ходить летчик Прохоров больше не будет. Она надеялась и моталась с
его снимками в Москву…

Олег ни о чем не просил, не жаловался, но и не благодарил. У него
была тяжелая депрессия. Стали приходить друзья с бутылочкой, и Оля
больше всего боялась, что он сопьется.

Три жизни и одна любовь Олега Прохорова

Спать приходилось на собачьем диване

Когда Прохорова выписали, родители настояли на его переезде в Одессу.
Оля поехала с ним, устроилась в госпиталь, где Олег проходил курс
реабилитации, нянечкой. Жила в подвешенном состоянии, переживала, что
некуда забрать детей, оставшихся с мужем. Попросить совета было не у
кого. Мать Ольги, узнав о ее отношениях с Олегом, назвала дочь дурой и
три года с ней не общалась. Видано ли – уйти от здорового мужа к
инвалиду! «Ты похоронишь себя как женщину», – предупреждала мать Олю. В
чужом городе пойти можно было только в церковь.

Я на тот момент еще не развелась с мужем, – рассказывает Ольга. – Но
батюшка меня прощал, говорил, что таков мой крест и что все образуется.

Поверить, что «все образуется», было труднее и нужнее всего. Когда
Оля вернулась за детьми, муж обрадовался, решил, что жена одумалась.
Потом устроил скандал, угрожал, детей отдавать отказался.

 Три жизни и одна любовь Олега Прохорова
Однажды, когда он ушел на дежурство, я просто забрала детей и
сбежала, – признается она. – Помню, сидим на вокзале в Ашхабаде, ждем
нашего поезда, а я знать не знаю, как и на что будем жить. Но это мои
дети, они должны быть рядом со мной.

В Одессе начались проблемы с родителям Олега. Ольге пришлось вместе с
детьми уйти. Знакомые временно пустили ее в домик на огороде, в котором
до этого жила их собака.

Ничего, – улыбается Ольга, – помыла, убрала в домике и мы вселились.

Она признается:

Я постоянно думала, как там Олег. Приду с работы, быстренько сделаю
работу по дому и еду к нему. Пока родителей не было, ухаживала за ним,
меняла постель, кормила, а после этого уходила к детям. Я любила его.

Многие на нем крест поставили

 

Все изменилось, когда Оля узнала, что беременна. Расписались они с
Олегом перед рождением сына Ярослава. Засиживаться в декретном Оля не
могла: ее пособия и пенсии мужа на жизнь не хватало. Малыш оставался с
Олегом. Тот целыми днями лежал на широкой кровати, а Ярославчик ползал
вокруг. Старшие дети, возвращаясь из школы, гуляли с братом, а вечером
помогали родители Олега.

Конечно, нам было очень тесно, – рассказывает Ольга. – Поэтому я
стала ходить по кабинетам, просила поставить в очередь на жилье. В ответ
слышала: «Не можем ничем помочь».

Потом за дело взялся Олег. Он садился в инвалидную коляску и объезжал
городских начальников. Дело было зимой, в тот год в Одессе стояли
необычные морозы, а Олег все ездил и ездил… В конце концов город выделил
Прохоровым трехкомнатную квартиру….

Олег справился с депрессией, занялся спортом, организовал свою
спортивную ассоциацию, в которой спортсмены-колясочники занимаются
стрельбой, баскетболом. Прохоров – советник губернатора Одесской области
по вопросам жизнедеятельности инвалидов, награжден орденом за заслуги в
развитии города и грамотой Премьер-министра Украины за особый вклад в
социальное, экономическое и культурное развитие Одесской области. Есть
доля его усилий и в том, что в Одессе на каждом маршруте запускают
специальный автобус с подъемником для колясочников.

Он уже не может остановиться – столько планов, столько работы, –
смеется Оля. – Вы себе не представляете, какое это счастье – видеть лица
людей, которые многие годы не могли выйти на улицу, а теперь едут на
рыбалку, которую Олег для них организовал!

Прощаясь, спрашиваю Ольгу:

 

Неужели вы ни разу в жизни не пожалели о своем выборе?

Представьте себе, ни разу. Когда было особенно тяжело, вспоминала,
что говорил батюшка. Наверное, это действительно мой крест. Знаете, я
ведь рядом с Олегом чувствую себя защищенной, а это для женщины очень
важно.

 http://www.odessit.ua/

 

Добавить комментарий