Мне есть для кого жить

истории про инвалидовХочу рассказать немного из истории о моей жизни. Как я стала инвалидом, рассказывать не буду,
может в другой раз, скажу только, что стала инвалидом, попав в ДТП. Я замужем,
у меня замечательный трехлетний сынишка Владик. Но речь и не о нем, а о моем
муже. Хочется выговориться, да только кто меня станет слушать?

Сына после аварии забрала себе моя сестра на время моей
реабилитации. Когда я попала в аварию, ему было всего два месяца. Попала в
аварию по вине мужа, но не буду его в этом обвинять, тут часть и моей вины, не
стоило мне садиться в машину с выпившим человеком, просто легко поддаюсь на
уговоры.

После аварии, я почти год реабилитировалась, муж где то
помогал, где то гулял с друзьями. Через год я решила вернуть сына, позвонила
сестре и она привезла ребенка мне. К тому времени мамой он называл сестру, чему
она как я поняла, была очень рада и не пыталась показать сыну, что мама я, а не
она. Спасибо ей, что помогла мне, но мне всё равно было больно слышать, как сын
зовет мамой другую.

Со временем отношения с сыном стали налаживаться, он всё
больше привязывался ко мне, но родные уговорили отдать сына в детский сад, я
долго противилась, так как и сама прекрасно справлялась, а свободного времени
было хоть занимай, но мне сказали, что ребенок должен общаться со сверстниками,
это и послужило точкой в моих сомнениях, я согласилась.

Муж стал всё чаще и чащу выпивать, мог неделями не
появляться дома. Я молча ждала. А когда он приходил, хотела по душам поговорить
с ним, объяснить что я не виню его, что всё хорошо и что нужно подумать, как
нам жить дальше. Но если он и приходил домой, то под ранее утро, а на момент,
когда я просыпалась, его уже не было. После его запоев, он мог месяц не пить.
Становился хорошим мужем и заботливым отцом. Я разбудила сына утром,
приготовила завтрак, накормила мужа и попросила отвести сына в садик. Проводив
их, я поняла что ошиблась, что не стоило отпускать ребенка с его отцом. Сердце защемило,
интуиция подсказывало мне что что-то произойдет. Я кинулась к двери, но в
подъезде уже никого не было. Тогда я открыла окно и что есть сил позвала мужа
по имени, но он уже не слышал. Я звонила соц работнику, обычно он отводил моего
ребенка в садик, но сотовый не отвечал, молчал телефон и у мужа.

Мне оставалось только успокоить себя что всё хорошо, что
просто разыгралось мое воображение. Я до вечера не могла найти себе места. На
улице зима, уже темнело и обычно в это время ребенок всегда возвращался из
садика. Я нетерпеливо ждала, когда в двери повернулся ключ, я просто полетела к
двери. На пороге стоял муж. Пьяный. И он спросил у меня где Владик. Я с ужасом
стала переспрашивать у мужа, что значит где? Ты же сам его повел в садик еще
утром. Но муж меня уже не слышал, он упал на пол и храпел, разбудить его у меня
не получалось.

Где мой сын? Довел ли он его утром до детского сада или
потерял по дороге? На улице минус тридцать, темно и ребенок плохо ориентируется
и ему никак не добраться до дому самостоятельно. Я стала одеваться. Но я знала,
что самой мне никак не выбраться на улицу. Я даже метра не смогу проехать сама
по сугробам. Я выбралась в подъезд и стала просить соседей, кто меня слышит,
выйти на помощь. Но никто не открывал, тогда у меня случился нервный срыв. Я
стала бить по перилам, кричать как сильно ненавижу мужа, сестру, соц работника,
своих так называемых друзей, трусливых соседей и всех всех всех, кто только
приходил мне на ум.

Тут подъездная дверь открылась и вошел мой сын. Его привела
воспитатель. Муж довел все таки сына до места, а потом ушел пить, позабыв что
его нужна забирать.

Больше
я сына в садик не отводила, больше я никому не
верила. Летом гуляли с Владиком вдвоем, если кто-нибудь из соседей
помогал
спустить коляску, фотографировались, завели котенка, учились читать и
считать. Котенок оказался не совсем здоровым, мы его подобрали на улице,
после всего случившегося со мной, я стала более внимательно относится к
тем, кто нуждается в моей помощи. Мы лечили Барсика в ветеринарной клинике в Москве, где живем, там и лечимся, ни в Европу же лететь нам. Так и стали жить вместе, я, сын и котенок. 
Не отличались ничем от счастливой семьи из двух человек. А зимой наша жизнь
немного менялась. Сын нуждался в прогулках. И мне приходилось платить нянькам
что бы погуляли с моим ребенком. На частые прогулки моей пенсии бы не хватило,
и мы стали «гулять» на балконе. Я украсила балкон искусственными зелеными
елочками, а всего стального нам и так хватало. И солнышка и свежего воздуха.

Я всё чаще стала молиться о сильных запоях мужа. Мне стало нравиться,
когда его по долгу не было дома. Я научилась обходиться без него. К тому
времени Влад смотрел на своего отца как на чужого дядю. Но муж делал вид что не
замечает этого. Через какое то время мужа уволили с работы за частые прогулы.
Работал он на хорошей работе, получал достаточно, теперь мне приходилось
выкручиваться самой, оплачивать коммуналку и всё остальное. Родители мужа, так
же не могли повлиять на него, а я перестала бороться с ним и надеяться, я была
полностью разочарована в нем.

Я начала печатать рефераты на заказ. И дело стало
складываться, через несколько месяцев я зарабатывала столько же, сколько моя
пенсия. Понемногу мы с сыном стали
выбираться из долгов. Мужа к тому времени не было дома больше четырех месяцев.
Однажды утром он пришел, было часов пять утра. Я знала, что будет дальше. Я знала,
что мне нельзя спать, потому что нужно будет как он заснет, вынуть непогашенный
окурок из его рук. Я с нетерпением ждала когда он поест, выключит уже свет в
квартире и уйдет в зал. Каким бы он пьяным ни был, он знал что не стоит идти в
нашу спальню, что я все равно заставлю его уйти. И вот дождавшись когда он
уснет, я пересела в коляску и поехала к дивану. Естественно сигарета тлела у
него между пальцев, я выдернула его, я не была аккуратна, я знала точно, что
его ничего не разбудит. Убедившись что всё выключено и потушено, я отправилась
спать. А когда мы с сыном проснулись, от нашего заботливого мужа и отца и следа
не осталось.

Я надеялась, что не увижу его еще несколько месяцев, но муж
зачастил возвращаться ежедневно. При чем часов в пять или шесть утра. Моя
отработанная схема с ожиданием сна благоверного и уничтожения дымящих окурков,
стала мне надоедать. Я залезла к нему в карман и вынула ключи. Я хотела лишь
поговорить с мужем, может всё-таки он одумается, раз стал возвращаться домой.

Я проснулась от какого то сильного холода. Из кухни горел
свет. Я села в коляску и поехала на свет. На кухне настежь было открыто окно. Муж
удрал через окно. При этом даже не удосужился закрыть его за собой или
выключить свет. Сколько я так проспала? Зима, мороз, первый этаж, а у меня окно
нараспашку, еще и свет включен, было бы смешно, если бы не было так груст­­но.­­

­­На следующий день я снова пыталась поговорить, вошла на
кухню когда он ел, но он мог только жевать, при чем жевать у него хватало сил
только закрытыми глазами. Это было отвратительно. Он встал и пошел в туалет,
где и заснул. Владик проснувшись, попросился в туалет, но там спал его папа.
Сын стал плакать, от чего муж проснулся. Когда он вышел из туалета, увидев
сына, вспомнил что является отцом и радостно протянул сыну руки, типа беги
скорее к папке. Но Владик лишь спрятался за мою коляску. Это очень не
понравилось мужу, он стал грубо хватать ребенка и требовать послушания. Сын
хватался за меня, а я просила мужа не пугать Владика. Тогда он вырвал ребенка и
швырнул об стену. Владик просто скатился по стене и молча от страха прижался в
пол. Отец подошел к нему, склонился и угрожающе с кулаком у детского лица
прорычал, паскуда, не подойдешь еще раз, убью. Владик закивал головой и
бросился ко мне. Я попросила мужа уйти. Тогда он выдернул меня из коляски и
бросил на пол, кричал что сам знает где и когда ему быть. Владик заплакал и
крикнул отцу, что бы он не бил маму. Это взбесило мужа еще сильнее. Он схватил
ребенка за горло, да так сильно, что тот захрипел. Таким мужа я еще не видела.
Я не могла встать, кричала и просила мужа отпустить сына. Но он не слушал меня.
Тогда я схватила нож со стола и запустила в мужа. Муж вообще рассвирепел, бросил
сына и кинулся ко мне. Стал бить меня по щекам наотмашь. Я старалась не
кричать, что бы не пугать сына. Когда он закончил, схватил куртку и вышел из
квартиры. Сын обнял меня, а я еще долго не могла прийти в себя.

Сейчас я живу на съемной квартире. Муж стучится в дверь и
просит прощения. Сын сидит на диване и со страхом смотрит на дверь. Но я знаю
что никогда не открою дверь на этот стук. Я сняла однокомнатную квартиру на
первом этаже, где летом мы с сыном сами сможем выбираться на улицу без помощи
посторонних. Сейчас я допишу и пойду успокою сына, пообещаю что больше
подобного с ним никогда не случится. Я уже подала на развод, а после размены
нашей четырехкомнатной квартиры, в которой мух сейчас проживает один, у нас с
сыном будет собственное жилье. У нас всё будет хорошо, теперь я это точно знаю.

Источник

Добавить комментарий